вход

АвторизацияЗакрыть

Resonance Project в Запорожье

14.11.2009

Международный проект Кена Вандермарка во второй раз выступил в Украине.

Resonance Project:
Ken Vandermark – reeds
Mikolai Trzaska – reeds
Waclaw Zimpel – reeds
Dave Rempis – saxophones
Steeve Swell – trombone
Magnus Broo – trumpet
Per-Ake Holmlander – tuba
Mark Tokar – bass
Michael Zerang – percussion
Tim Daisy – drums

История данной формации началась два года тому назад, в краковской Alchemia. С тех пор этот интернациональный коллектив (в его состав входят представители четырех стран - США, Швеции, Польши и Украины) выпустил один виниловый альбом и десять дисков с записями живых выступлений, а также совершил европейский тур.  Именно в его рамках музыканты и посетили Запорожье, где выступили в местном ДК Металлургов.

Не для всех участников группы (все-таки несколько неудобно называть этих людей «группа»; пожалуй, слово «проект» и вправду здесь наиболее уместно) зал был новым. Весной 2008-го Кен Вандермарк и Тим Дэйзи уже играли в ДК Металлургов. Запись того концерта продавалась в холле вместе с другими дисками. Кстати, в прошлом году Вандермарк был в нашей стране дважды: в декабре на фестиваль Jazz Bez во Львов приезжало трио Sonore (двое других его участников - Питер Брётцманн и Мэтс Густафссон). Но вернемся в теперешнее время. Итак, год 2009, октябрь, 27-е, вечер.

Саундчек закончился за полчаса до времени начала концерта. Надо бы заметить, что, по сути, он же был и репетицией, и «планеркой», где определялась программа выступления. Для каждого из концертов тура она была уникальной. По словам саксофониста Дэйва Ремписа, у музыкантов есть набор определенных заготовок, кусочков, небольших отрывков, состав которых обсуждается и выстраивается в определенную последовательность, но 90 процентов все же занимает импровизация. Таким образом, если продолжить и развить мысль Дэйва, получается будто бы длинная нить с завязанными на ней в определенных местах узелками, которая произвольно сворачивается, формирует петли и новые завязки, запутывается и распутывается вновь все время, пока звучит музыка.

И пока она звучала, единственная мысль была: пусть это продолжается бесконечно. Первая часть, до антракта, прошла как-то очень быстро, сорок минут пролетели словно четыре. Тем более, что нужно было присмотреться, привыкнуть, войти в ритм. Как зрителям, так и музыкантам. Впрочем, это не составило труда ни тем, ни другим. И все же первую композицию можно считать «разогревочной». Неторопливая поначалу, но с нарастающим динамичным завершением. Вторая началась с соло Магнуса Бру на трубе: будто шепотом, тихонько, с придыханием, потом к нему присоединились другие духовые и вперед-вперед, забесновалась мелодия.

Вторая часть выступления началась около половины девятого. Как и до антракта, было две длинных пьесы. Нашлось место и для соло на контрабасе. Марк Токар сделал эффектное вступление, а потом, уже в ансамбле с коллегами, несколько раз менял позиции, играя то «в долю», то между. На бис (кто бы их так просто отпустил!) ребята сыграли еще одну разухабистую пьесу. Вторая часть вышла более задорной и необузданной.

Стилистически музыка полинационального тентета представляет смешение пост-бопа и фри-джаза. Первую составляющую обеспечивает ритм-секция – контрабас и два барабанщика, вторую – семеро духовиков. География сценического пространства всецело подчинена этому принципу распределения ролей: вторая линия «полузащитников» (слева направо) Зеранг-Токар-Дэйзи, и первая – «форвардов» – (пойдем от обратного, справа налево) Вандермарк-Тшаска-Зимпель-Ремпис-Холмландер-Свелл-Бру. Соответствует этому и структурно-композиционное решение музыки: бас и ударные обеспечивают прочный и упругий  ритмический каркас, скелет пьесы, вокруг которого безобразничает «великолепная семерка», нанизывая свои диссонансы и консонансы. Это не означает, что ритм-секция противоречит секции духовых, скорее первая, в силу своей большей сдержанности и умеренности, задает тон «приличий» и вступает в конструктивный диалог со второй. Было и так, что только передняя линия шла в наступление, атаковала слушателей. В такие моменты чувствовалось больше воздуха, больше свободы. И, естественно, надо безусловнейше отдать должное Кену Вандермарку - отличному композитору, аранжировщику и, конечно, дирижеру. Всякий раз, когда нужно было поменять ход событий, он легким движением руки направлял течение музыки в нужное русло, начинал или обрывал ее. Каждому музыканту была дана возможность солировать, сказать свою пару-другую музыкальных фраз. И минутные коллаборации – дуэты, трио, квартеты – также были восхитительны. Вообще, отличное начинание собрать такой оркестр – четыре саксофониста, труба, тромбон и туба. Особенно пикантным было присутствие тубы в этом ансамбле: немного приглушенный, не самый громкий звук, но достаточно узнаваемый и создающий выгодную прослойку между другими «трубообразными». А тромбонист Стив Свелл, например, «обыграл» даже свою сурдину, как следует постучав и пошуршав ею в микрофон. Не стоит забывать и то, что Кен, Миколай и Вацлав также играли и на кларнетах. Кстати, еще пару слов о саксофоне. Баритон-сакс, который Вадермарк использовал во второй части выступления, был местным, с запорожской пропиской. Это был один из двух баритонов, которые нашли в городе специально для концерта. Так что мы можем испытывать определенную гордость, ведь только на украинском концерте европейского тура звучал этот инструмент (было бы хорошо, если б он теперь хранился в надежном месте и ждал нового приезда заморских гостей через год-полтора).

 Картина в целом: чистые восемьдесят четыре минуты вящего удовольствия зрителей, подаренного талантливыми людьми, каждый из которых, в большей или меньшей степени, успел заявить о себе и состояться как музыкальная личность. Безусловно, музыканты очень разные, и у каждого свой характер, но всех десятерых объединяет не только страсть к музыке, но и вежливость и дружелюбность. Что, опять же, позволяет безгранично уважать их не только за музыкальные дарования, но и за человеческие качества.

Немного о трогательном. Поляк Миколай Тшаска в начале выступления, потирая руки, подошел к микрофону и вместо ожидаемых приветствий залу жалобно заявил, что ему очень \'зимно\'. Так зимно на сцене. Неужели больше никому не зимно? Честно говоря, захотелось тут же снять с себя шарф (перчатки я забыла) и отдать ему! То же самое он говорил и в автобусе, по дороге в Киев. \'Сделайте что-нибудь, в автобусе очень холодно!\' Как я его понимаю. К счастью, горячий чай (ну, может, не только чай) помог теплолюбивому музыканту и привел его в благодушное настроение.

Одним из самых общительных оказался американский саксофонист Дэйв Ремпис. Он сказал, что проводит в гастролях в среднем три месяца в году. И он отметил для себя, что европейские музыканты выступают как у себя на родине, так и за границей примерно одинаково, тогда как американские – гораздо больше непосредственно в своем городе.

Крайне интересной была также беседа с Марком Токарем. Кроме прочего я задала ему свой излюбленный вопрос о связи звука и цвета. Оказалось, эта идея ему очень близка (всплывали имена Малевича, Шагала и Кандинского) и, более того, уже существует проект Марка совместно с одним из львовских художников, где в процессе выступления на специальном экране отображаются рисованные импровизации как иллюстрации музыкальных.

Прощаясь с музыкантами в аэропорту, я не удержалась и попросила Вандермарка: \'Thanks a lot for everything and please tell Mats Gustafsson we love him as well!\' Не подумайте, ничего плохого, все от чистого сердца и заслушанного уха. Кен ответил, призадумавшись на мгновенье: \'Well, I\'ll be seeing him soon… So, ok, I will\'.

Текст - Анна Вовк
Фото - Юлия Аппен

Комментировать в нашем блоге (ЖЖ)

Тема с вариациями LIVE

Афиша

Funk Avenue Good Times

27 февраля 2019 20:00
Киев Музыкальное пространство МК

416-й концерт проекту "Тема з варіаціями. Live 3.0"

Подробнее