вход

АвторизацияЗакрыть

Поговорим о джазе

02.03.2011

Размышления Полины Григорьевой по следам мастер-класса Давида Голощекина, состоявшегося в Киеве 18 февраля.

Мысли вслух после посещения мастер-класса Давида Голощёкина, который он провёл 18-го февраля для студентов джазового факультета киевского Института музыки имени Глиэра.

Побывав на мастер-классе знаменитого джазмена Давида Голощёкина, я с сожалением вынуждена констатировать: отечественное джазовое образование слегка прихрамывает. Такой вывод напрашивается не только и, пожалуй, даже не столько после сказанного выдающимся музыкантом – а он знает, о чём говорить, и умеет это делать как профессиональный лектор (вопреки мнению, что многие замечательные музыканты не являются столь же хорошими педагогами). Очень важный момент: эти размышления не ставят целью покритиковать недостатки нашего образования и, тем более, каким-либо образом принизить достоинства киевских педагогов или студентов. Вызваны они исключительно желанием разобраться в таком положении вещей.

Когда приходишь на творческую встречу с музыкантом такого уровня как Давид Голощёкин, ожидаешь обнаружить неподдельный интерес аудитории. Ведь уже само посещение мастер-класса подразумевает желание чему-то научиться, а тем более – услышать мнение знаменитого мульти-инструменталиста о важных для себя вещах, сверить своё понимание основ музыки, которой посвятил профессиональную деятельность, со взглядами того, кто уже много лет воплощает в реальность мечты каждого джазмена. И это не преувеличение.

Далее информация для тех, кто незнаком близко с творческой жизнью Давида Семёновича. Чтобы представить масштабы его деятельности, начинающим джазовый путь достаточно посетить официальный сайт Филармонии джазовой музыки. К слову, до сих пор единственной в своём роде на постсоветском пространстве (а на государственном обеспечении, пожалуй, единственной в принципе). И это учитывая тот факт, что создана она была ещё в 1989-м году: http://www.jazz-hall.spb.ru/.

В заполненной слушателями небольшой аудитории с маленькой сценой думалось, что студентов здесь хотелось бы увидеть в большем количестве и, что ещё более важно, – в ином состоянии. Поясню. Складывалось впечатление, что их сюда просто «согнали» (как говорят, добровольно-принудительно). Жутко звучит, неправда ли?

Вопросы Давиду Семёновичу пришлось ждать(!). Попытка спровоцировать «робких» студентов была встречена фразой: «А Вы нам поиграйте чего-нибудь, мы послушаем». На что музыкант ответил: «Вы сомневаетесь в том, что я умею играть?».

Что тут скажешь? Неужели неинтересно? Вряд ли такой вывод является правильным. Равно как и, предположим, застенчивость аудитории. Скорее, это так называемая пресыщенность жителей столицы самыми разными культурными, в частности, музыкальными мероприятиями. Хотя такое заключение будет справедливым лишь отчасти. Да, современный мир дарует нам большие возможности во многих сферах, и преимущества столицы очевидны. Но «пресыщенность» звучит здесь уж очень громко. И в данном контексте, кстати, можно безоговорочно согласиться с мнением старшего поколения о том, что во времена их юности интуиция заменяла информацию, тогда как сейчас доступно практически всё, а молодёжь не желает этим воспользоваться в полной мере.

После первого вопроса из зала «процесс пошёл». Вопросы по сути, вызывающие интерес, перемежались с откровенно простыми, причём, звучавшими из уст далеко не юных приверженцев импровизационной музыки. Прямота и откровенность Голощёкина будоражат, заставляя задумываться и открывать для себя с иной стороны даже, казалось бы, элементарные вещи.

Вот только удивляло при этом слишком уж раскрепощённое поведение посетителей мастер-класса. Признаться, как раз открытость джазовой аудитории неизменно подкупает, в отличие, например, от консерватизма академической музыкальной среды. Но всегда ведь есть приемлемая грань, переступив которую сложно оставаться на территории доверия обеих сторон. А уж доверие к мастерству Давида Голощёкина не вызывает ни малейших сомнений, хоть музыкальные вкусы старейшины и джазовой молодёжи зачастую не совпадают.

Справедливости ради необходимо отметить, что с творческой деятельностью нескольких юных джазменов, присутствовавших на мастер-классе, отечественные джазоманы (и не только отечественные) знакомы не понаслышке. И ребята тем же вечером имели возможность пообщаться с Давидом Семёновичем непосредственно на языке джаза в арт-клубе «44». О чём он сам положительно отзывался в вечернем эфире программы «Джаз-клуб» Алексея Когана на радио «Проминь».

О выводах из вышесказанного однозначно говорить сложно. Здесь одинаково важными будут мысли на сей счёт и самих посетителей мастер-класса (как студентов, так и педагогов), и в целом всех, кто к джазовому образованию – и не только джазовому, но музыкальному в целом, – имеет непосредственное отношение. А задуматься есть о чём. Тот, кто действительно живёт своим делом, способен познавать новое буквально везде и во всём. Это не вызывает сомнений. Равно как и тот факт, что историю джаза «в лицах» студентам джазового факультета знать необходимо, не открещиваясь от неё своим превосходным знанием творчества современных исполнителей.

В завершение приведу слова самого Давида Голощёкина. Это фрагмент интервью, которое записал наш известный джазовый коллекционер, ведущий телепрограммы «35 минут джаза» Леонид Гольдштейн.

Леонид Гольдштейн: Что бы Вы хотели пожелать джазовой молодёжи?

Давид Голощёкин: Молодые музыканты стремятся быть архи-современными, модными, «на волне», забывая про школу. Им сейчас 20-ть с небольшим лет, а потом, лет через десять, когда они начнут практиковать джаз, станут профессиональными музыкантами, выяснится, что им чего-то не хватает. А не хватает им многого – знания школы. Без школы ничего нового не может быть. А они не хотят изучать школу. Это как раз самый большой недостаток современных музыкантов. Так происходит и в Петербурге у меня, и в Москве я встречал – деление старшего поколения (уже мастеров джаза, прошедших большую жизнь), и молодых, которые играют порой здорово, даже очень хорошо, но пренебрегают школой. Отсюда недостатки в их программе, в их игре с точки зрения цельности, глубины музыки – остаётся только некая виртуозность техническая и больше ничего. А сама сердцевина, самое главное в музыке – этого как раз и нет: из-за нежелания изучать старое. Я желаю молодым пристально изучать всё то наследие, которое существует, тем более – оно легко доступно теперь. Не обязательно играть так же, но понять, каким образом всё трансформировалось, пришло к сегодняшнему дню. Для того, чтобы быть готовым ко всякого рода джазовой работе и понимая всю школу. Не играя однообразно только в одном стиле, в ультрасовременном, а умея играть музыку разных направлений джаза. Это и есть мастерство. А главное – думать всегда о музыке. Потому что звук – это часть души, которая передаётся другому человеку. Если души нет в этом звуке, бессмысленно играть, и ты никогда не будешь в фаворе.

Леонид Гольдштейн: Это всё равно, как вопрос, прозвучавший на мастер-классе: «можно ли играть импровизацию по нотам?». Чушь собачья.

Давид Голощёкин: Конечно. Джаз – спонтанное искусство. Сегодня много существует разновидностей джазового искусства, многое идёт из Европы, много идёт от хорошо подготовленных студентов, получивших хорошее джазовое образование в Америке, – упражнения, которые изучали, хорошо выучили и хорошо исполняют, они привносят в свою импровизацию. Это неверно. Потому что они не готовят себя духовно с точки зрения джаза, не понимая порой, что играют. Они кому-то слепо подражают, играют чьи-то ходы заученные и думают, что они точно такие же, как те, на кого они равняются. Но они совсем не такие порой. Но даже те, на кого они равняются, тоже, в общем, грешат тем же самым, хотя имеют громкие имена, имеют прессу – это не значит, что они играют хорошую настоящую музыку. Так вот, необходимо больше и глубже смотреть в историю джаза, изучать её и понимать, почему так играли, и почему так изменилось всё.

Леонид Гольдштейн: Ещё одна Ваша фраза на мастер-классе мне очень понравилась, именно так понимаю сам – нужно много слушать, тогда «компьютер» в голове всё это перемешает и обязательно выдаст…

Давид Голощёкин: Да, заучивать импровизации не надо, но слушать нужно много, и лучшие образцы импровизации необходимо многократно слушать – не для того, чтобы выучить нота в ноту, а понять логику этой импровизации.

Леонид Гольдштейн: И необязательно это будет стандарт или что-то другое. Главное, чтобы была мысль.

Давид Голощёкин: Мысль, а также звукоизвлечение, паузы, построение формы – это всё очень важно усвоить. Почему он так играет? Почему он сыграл не десять квадратов, а три? Музыкант должен анализировать. Я призываю молодёжь к анализу. И не надо равняться на то, что говорят «это самый лучший барабанщик», или «это самый лучший саксофонист». Самые лучшие умерли уже, к сожалению.

Автор благодарит Леонида Гольдштейна за предоставленное интервью.


Текст - Полина Григорьева
Фото – Юрий Руднев

Комментировать в нашем блоге (ЖЖ)

Тема с вариациями LIVE

Афиша

Laura & Kristina Marti feat. Hans Peter Salentin Try to Feel

27 сентября 2017 20:00
Киев Atlas

Презентация альбома

Подробнее

Laura & Kristina Marti feat. Hans Peter Salentin Try to Feel

28 сентября 2017 20:00
Львов FESTrepublic

Презентація альбому

Подробнее

Новости

В конце сентября в Киеве и Львове состоится презентация альбома "Try to Feel" Laura & Kristina Marti feat. Hans Peter Salentin 

Подробнее

Авторский проект Алексея Когана «Тема с вариациями. Live» возвращается!

Подробнее

Музыкальный open-air.

Подробнее