вход

АвторизацияЗакрыть

"Піккардійська терція": анонс и размышления...

15.01.2011

Размышления Александра Зубко о львовской вокальной группе в преддверии концерта в Киеве (22 января).

22 января 2010 года в киевском Международном центре культуры и искусств (Октябрьском дворец) выступит львовская вокальная группа «Піккардійська терція» с новой программой «Добрий вечір, щедрий вечір». В преддверии  выступления предлагаем вам размышления Александра Зубко, посвященные этому замечательному коллективу.

В украинском околоджазовом пространстве, на мой взгляд, есть два самых недооцененных и недораскрытых коллектива: это «Er.J. Orchestra» и «Піккардійська терція». Как в этот короткий список попал оркестр под управлением Алексея Александрова, более-менее понятно — он чаще не существует, чем существует. А вокалисты-львовяне, вроде бы, обласканы фортуной, признаны народом и властью. Что с ними не так?

Вот первый пример. В моем близком окружении есть люди, которые коллектив любят, но когда слышат о большом концерте, говорят: «Не пойду, что я там новое услышу?..» Услышат, но максимум — три-четыре новые песни.

Вот второй пример. Новогодние праздники, концерт с соответствующей программой. И здесь возникает у некоторых людей такой аргумент: «Это религиозная программа, это тяжело. Не пойду». И я объясняю, что не религиозная, а рождественская, а туда, кроме обрядовых, входят и сугубо новогодние песни.

Можно выдвинуть встречный аргумент: это мнение отдельно взятых людей, и не стоит обобщать. Однако, если в октябре 2007 года на праздновании 15-летия коллектива, «пиккардийцы» выступали во дворце «Украина», в январе 2005-го собирали два полных оперных театра за один день, то последний раз, в ноябре 2009 года, им не удалось заполнить и один «Октябрьский». Кризис виноват? Конечно, и он тоже. Но, с другой стороны, цены были гуманные. Так почему поклонники группы в тяжелые времена не пожелали доставить себе духовное удовольствие, с одной стороны, и поддержать ребят, с другой? Вероятно, потому что приведенные выше мнения разделяют многие. А вот еще один аргумент, так сказать, «контрольный»: если ребята выступают на каком-либо фестивале, то программа становится ну уж очень предсказуемой. А на киевском фестивале Vocal Zone в 2007 году львовяне вообще потерялись на фоне более ярких своих коллег. Речь здесь не идет о том, что они оказались хуже. Просто на этот фестиваль стоило вынести более яркие и более сложные наработки.

Есть подводный камень, о котором пока мало кто задумывается. Вкратце опишу его так: «пиккардийцы» уже никогда не соберут полный дворец Украина. И это не их вина. Прежде всего, старые поклонники, чья любовь к группе возникла еще в прошлом веке, сейчас выросли или постарели, обзавелись детьми и прочими заботами. Они стали более тяжелы на подъем и более переборчивы. Кому-то из них нравится исключительно старая, проверенная временем программа, кто-то наоборот – требует нового. И те, и другие имеют право на собственные предпочтения. И артисту, по идее, нужно учитывать требования максимального числа слушателей. Что делать, если они исключают друг друга? Отвечаю: чаще давать разные программы в меньших залах. В Киеве, к примеру, это Дом офицеров, Дом Архитектора, Дом Актера, «Мастер Класс», наконец. В последнем зале регулярно проходят концерты проекта «Классика и джаз», куда «пиккардийцы» вписываются «как родные». На самом деле, переборчивость потребителя — общемировая тенденция, и игнорировать ее нельзя, ее необходимо учитывать. Это не мое наблюдение, но я с ним согласен. (Хорошо об этом рассказал Крис Андерсен, краткое изложение находится здесь и здесь.)

Оглянитесь вокруг: экономика хитов уходит, все продукты становятся все более нишевыми. В популярной музыке тенденция еще более заметна: все ныне живущие суперзвезды сформировались еще в прошлом веке, причем даже не в 90-е годы. Речь не идет о том, плохо это или хорошо. Все большему числу людей хочется разного, и в выигрыше будет тот артист, который сможет предложить разнообразный продукт и возможность выбрать. Если и не каждому потребителю, то хотя бы многим. И «пиккардийцам» это под силу: более трехсот песен, по их же словам, у них было еще начале тысячелетия.

Привычка вести огонь только из орудий главного калибра чревата попаданием по воробьям. Есть другая аналогия: не всегда стоит пользоваться поездами, где-то более удобным оказывается автомобильный транспорт. На суд столичных зрителей ребята могут представить всего две программы, условно говоря, «Рождественскую» и «The Best». Почему не сделать больше? Люди не придут?

И вот здесь, по-моему, одна из причин, почему расширение репертуара действительно не происходит. Кто-то в коллективе сильно боится, что зритель не придет. А зря. Именно потому, что программа будет новая, публика будет. Причем та часть, которая захочет услышать новое, будет больше, чем та, которая не любит, например, классику. Согласен, риск всегда есть. Но тогда не стоит брать большой зал, надо взять меньше, можно не в центре. Уменьшить количество осветительных приборов и спецэффектов, или вовсе отказаться от последних (не это главное!). Артист должен меняться…

Как это ни странно будет звучать, ребята недооценивают и недоэксплуатируют собственную популярность. На них публика будет ходить ВСЕГДА, только больше или меньше. Пока меньше. Очень не хочется, чтобы еще меньше. Сегодня время и пространство для экспериментов еще есть. Даже если многим зрителям (нескольким десяткам простых слушателей и паре-тройке критиков) не понравится, о «пиккардийцах» снова заговорят громко! И на второй концерт придется искать зал побольше… Разнообразие программ даст возможность в крупных городах давать по несколько концертов в год, пусть и на небольших площадках. Артист по-настоящему живет на сцене, или я чего-то в этом не понимаю.

Не вполне ребята используют и технические достижения нового века. Сейчас я говорю об их интернет-странице. Ее главная беда не в том, что она редко меняется, а в том, что на ней нет толковой обратной связи. Ведь главное достоинство Всемирной сети — интерактивность. При этом у коллектива существует еще и неофициальный сайт, значительно более динамичный, чем основной (что, кстати, еще раз свидетельствует о популярности группы). Гастрольную программу, например, можно найти именно на альтернативном. Да и поисковики попеременно выбрасывают ссылки: то официальный идет первым, то неофициальный. При помощи двух этих веб-ресурсов можно было бы делать очень интересные вещи. Один из примеров, кстати, дал Jazz in Kiev, когда посетители сайта голосовали за песню, которую они хотели бы услышать на концерте другого замечательного вокального коллектива — белорусской «Камераты». Еще очевидные вещи: розыгрыш дисков, распространение за деньги или «за так» отдельных треков. В любом случае, популярности это добавило бы больше, чем участие в программе «Ключи от форта Буаярд». А еще благодаря интренету можно делать то, о чем я говорил выше: уяснять для себя, готовы ли зрители к новым решениям музыкантов, насколько будет заполняться зал при той или иной программе. Много чего еще можно придумать. А самый важный аспект для настоящих фанатов группы заключается в возможности участвовать в жизни любимых музыкантов и влиять на их жизнь не только аплодисментами и покупкой билетов на концерты.

Беда программы, составленной из лучшего, по-моему, заключается в том, что туда входит далеко не лучшее, в итоге она получается очень неровной. И самое слабое звено — «псевдороковая программа». Причем она идет обычно во второй половине концерта, после безусловных шедевров. Могу предположить, что это — дань молодости. Но только ни музыкально, ни содержательно эти пьесы (музыка «Queen» и «Shoking blue», слова «майже народні») уже интереса не представляют. Ребята давно выросли из «коротких штанишек». А тут снова и снова всплывает, по классику: «Для меня рок-н-рол был началом начал…». Интересно, к кому из группы это относится?

Технических претензий к группе немного. Но вот самый популярный член коллектива, Андрей Капраль, так часто давится на верхних нотах, что хочется или врача вызвать, или педагога по вокалу. И ведь звук выходит плоским!.. Хваленый фальцет. А рядом стоит Славко Нудык, у которого все получается воздушно, как бы само собой. Если ограничение сугубо анатомическое, во что я не верю, то в песне или тональность нужно поменять, или солиста. С драйвом у него все в порядке, но когда артисту физически тяжело на сцене, похожие проблемы возникают и у внимательного зрителя. Аркадий Шилклопер, например, отказался от своего давнего номера, когда он в течение нескольких минут непрерывно трубил в свой любимый рог. Некоторые зрители начинали задыхаться.

Ребята совершенно изумительно исполняют песни на иностранных языках. Это не только традиция, это, своего рода, почерк. Известно, что польский для них почти родной, а в других случаях они плотно работают с людьми, которые нужный язык понимают. И вдруг недавно возник совершенно неожиданный и почти незамеченный «прокол» — песня «Елисейские поля», которая вошла в альбом «Этюди». Меня бы, вероятно, не так сильно коробило, если бы я не изучал французский язык. Но и произношение — не самая большая беда. Тут в полной мере работает принцип «у меня складывается впечатление, что вы не понимаете, о чем поете». Да и куда Славко Нудык все время спешит?! Хотя то, как ребята грамотно издеваются над неаполитанской темой, показывает, что итальянский они чувствуют очень хорошо. Да и с серьезными композициями все в порядке (Как пример можно привести исполнение песни Стинга).

Пару-тройку лет назад моя тогда еще не жена как-то дала нашему общему знакомому послушать несколько дисков «пиккардийцев». Он вернул со словами: «Для меня у них слишком высокие голоса». Это, уж точно, очень субъективное мнение. Но с другой стороны, почему ребята действительно активно эксплуатируют в качестве солистов исключительно теноров? Стиль? А как же новое… Моя мама, например, очень любит голос Андрея Шавалы. Мой педагог и концертмейстер обожает Богдана Богача. Я и сам несколько лет мечтаю услышать песню, которую бы он полностью спел, а не провокализировал. То, что человек, задающий ритм, не желает высовываться — большая редкость. В качестве примера могу привести только Ринго Старра. С другой стороны, великий вокальный коллектив The Platters, также использовавший преимущественно высокие голоса, имел совершенно бронебойный хит, спетый басом, — легендарную Sixteen Tons. А вот слабо сделать?

Здесь позволю себе отступление сугубо личного характера, дабы снять часть вопросов относительно того, насколько я имею право рассуждать о тонкостях вокального мастерства и критиковать уже почти патриархов сцены. Десять лет вечерней музыкальной школы по классу академического вокала, постоянное прослушивание лучших образцов джаза и рока, а также некоторые наблюдения за лучшими представителями академической музыки позволяют мне это делать. Что происходит с вокалистом, я кое-как представляю. И как трудно привыкнуть к тому, что тот звук, который нравится тебе, не нравится окружающим, а вот то, что ты считаешь провалом, как правило, успех; и как трудно менять манеру, потому что звук то внутрь проваливается, то в нос идет, то резонатор «в маске» не работает, то опоры нет. И что песня даже технически лучше получается тогда, когда ты ее проживаешь, а не только поешь ноты, а когда материал чужой, биться об него можно бесконечно. И как при исполнении некоторых песен по-настоящему, без аллегорий, душат слезы. А ведь надо петь…

Еще в 1997 или 1998 году, сидя в рабочем кабинете Александра Васильева (А.З. - в золотые времена радио «Промінь» автор и ведущий программы «Під оплески», автор программы «У стилі ретро», которая до сих пор выходит раз в неделю) на Крещатике, 26  я делился впечатлением, что «пиккардийцы» авторскую музыку исполняют когда гениально, когда просто хорошо, а народную и академическую — всегда безупречно, а главное — узнаваемо. И пан Васильев сказал (почти дословно): «Ребята обладают настоящей галицкой культурой». Сегодня в развитие темы могу добавить, что они по-настоящему несут не искусственную, а настоящую национальную идею, так, как они ее понимают и чувствуют, причем без национализма и без «шароварщины».

Главное достоинство музыкантов заключается в умении проживать песню. Они почти всегда идут от содержания. За время песни «Плине кача…» перед слушателем проходит целая жизнь. В песне «Пустельник» нас берут с собой в сферы, которые самостоятельно не каждому из нас позволено попасть. Песня «Очі відьми» звучит едва ли не лучше, чем у авторов – группы «Вий»: здесь не просто готика и альтернативная культура, здесь показана трагедия непонимания. Юмор на грани фола, переворот смыслов с абсолютно серьезным выражением лица — «Вона мені сьогодні подзвонила». И, кстати, редкая для группы активная сценография. В своих лучших трактовках иностранных пьес «пиккардийцы» создают кардинально новое прочтение, новый смысл произведения. А в песнях на родном языке им удается еще одно чудо: сделать небольшой шаг туда, где все понятное и родное, дать новый, почти очевидный взгляд, понимание, которое вроде бы и очень просто и почему-то самостоятельно недостижимо.

Когда зритель слышит знакомую и любимую пьесу, он испытывает радость узнавания. А есть еще – и радость познавания. Это сложнее и для артиста, и для слушателя. Но и более перспективно. «Пиккардийцы» весьма регулярно поднимают своих слушателей к новым вершинам, только чаще всего это происходит на общем «привычном» фоне. А вот затянуть надолго, так, чтобы там и остаться… Я считаю, что ребята это могут. Они зрелые артисты, есть опыт и музыкальный, и жизненный. «Пікардійська терція» — коллектив, способный взорвать не только вокальное, но и вообще музыкальное пространство Украины. Ребята давно подошли к этому порогу, и пока перешагивают его время от времени и ненадолго. А пройти надо совсем чуть-чуть…



Текст и фото – Александр Зубко
Комментировать в нашем блоге (ЖЖ)

 

Тема с вариациями LIVE