вход

АвторизацияЗакрыть

Между Нью-Йорком и Киевом

11.11.2009

Аркадий Овруцкий  о джазовом образовании, украинских концертах, Антонио Карлосе Жобиме и не только (интервью).

В этом сезоне исполняется четыре года Международному Джазовому Абонементу – детищу контрабасиста и композитора Аркадия Овруцкого. Он поделился своими размышлениями о двух родных для него городах, о двух проектах – состоявшемся и готовящемся, о своем музыкальном прошлом и будущем. Беседовала с музыкантом  Анна Вовк.


Анна Вовк: Трудно совмещать функции организатора и музыканта?

Арк Овруцкий: Как вам сказать. Шесть месяцев в году я сейчас нахожусь в Нью-Йорке, у меня здесь аспирантура. Я получаю Masters of Music в этом году, и меня оставляют на кафедре преподавать студентам.

А.В.: То есть Вы будете оставаться в Нью-Йорке и там преподавать? А как же здесь все будет происходить?

А.О.: Я уже там преподаю. В Украину буду приезжать на концерты. И очень надеюсь, что здесь появятся молодые люди, которые смогут делать то, чему я сейчас уделяю время. Уже какие-то функции кто-то выполняет, но пока этого недостаточно, а мне хочется больше сконцентрироваться на собственной музыке.

А.В.: Джазовый музыкант никогда не может остановиться в обучении, как я понимаю.

А.О.: Тут остановиться в обучении значит остановиться в развитии. Человек должен развиваться в любом возрасте: что в 18, что в 30, что в 40. Это нормально. Учиться нужно всему и всегда. Некоторые очень известные люди в джазе, звезды, продолжают совершенствоваться до сих пор. Мне хотелось бы и в композиции подучиться, и классическому контрабасу, например. Скажем, джазовые вещи я знаю больше, чем классику, и здесь мне интересны особенности техники, учитывая то, что я достаточно поздно переключился на контрабас. До этого я окончил музыкальную школу по классу скрипки, и это мне очень хорошо помогает.

А.В.: Играете сейчас иногда?

А.О.: На скрипке? Нет. Хотя очень ностальгирую время от времени. Потому что на скрипке я играл в симфоническом, в камерном оркестрах. А сейчас я пытаюсь играть все то же самое на контрабасе.

А.В.: А какие-нибудь духовые инструменты?

А.О.: Да нет, хватит. Контрабас мой инструмент.

А.В.: Вы с ним и смотритесь лучше всего.

А.О.: Да? Спасибо. Я даже на бас-гитаре почти прекратил играть. Просто нет никакого сравнения по уровню инструмента, по глубине.

А.В.: Нравится ли вам совмещение разных видов искусств вместе? Допустим, синестетический аспект: связь звука и цвета.

А.О.: Это достаточно глубоко, я, скорее, технолог в этом плане. Концентрируюсь в первую очередь на музыке.

А.В.: Ну а как вы считаете, могут быть декорации на джазовом концерте? Нужны ли они?

А.О.: Пусть там будет лучше хорошая музыка, которая действительно трогает, чем какие-то яркие декорации. А будут они или нет… Скажем так, если на концерте будет плохая музыка и яркие декорации, то это будет намного хуже, чем если было бы наоборот.

А.В.: Сейчас в мире, по некоторым данным, падают продажи дисков и, почему-то, растут продажи винила…

А.О.: Это сухая статистика. Винил используется в разных целях, в том числе и для электронной музыки. Во-вторых, сейчас есть интернет. Цифровые носители в основном распространяются через сеть. Все возвращается к доброму старому винилу, потому что его в компьютер не засунешь. Плюс, технология другая. Человек, имеющий хай-энд аппаратуру, ставит винил, ставит диджитал - и говорит: да, есть разница.

А.В.: А вам нравится такое ощущение? Интересно было бы выпустить свои диски на виниле?

А.О.: Честно говоря, я об этом не думаю. Мне важно сделать для своих дисков хорошую музыку. В первую очередь. А потом уже заниматься остальным. Все должно быть на своих местах.

А.В.: Украинские джазовые музыканты и мировая сцена – насколько эти понятия сопоставимы на данный момент?

А.О.: Чтобы кто-то из звезд пригласил украинского музыканта куда-то – должно пройти немало времени, на самом деле. И самое главное: для того, чтобы играть джаз, чтобы попасть на большую сцену, нужно пройти американскую школу джаза. Не европейскую, не в Вене поучиться, не в Польше, не еще где-то. А нужно поучиться там. Действительно проникнуться этой школой. Самое больное место у наших музыкантов – это чувство ритма. И чувство свинга, которое здесь напрочь отсутствует. Даже те, кто играют вроде и крепко, и быстро, в свинге очень сильно хромают. Из тех, кто более или менее этим владеет, можно назвать Денниса Аду. Возможно, это как-то природно у него получается, но это единственный музыкант здесь, который может нормально свинговать. Также могу еще назвать несколько имен музыкантов с опытом, выходцев из Украины, которые играют на уровне и имеют ангажемент в США, соответственно, владея чувством свинга. Это, например, Неселовский и Александров.
 
А.В.: А как вы сами к этому пришли?

А.О.: Я учился этому достаточно долго. Сначала просто ходил в Гарлеме, где я жил, каждый вечер играть в клубы с местными джазменами. Это было лет пять назад. Потом, когда втянулся, меня стали приглашать работать с африканскими музыкантами и так далее. Нужно провести какое-то длительное время там и нужно этим заниматься. Упражнения дома, метроном – это и помогает, и нет. Ощутить, как это правильно делается, можно только находясь в среде. Там музыкантам проще в этом плане – они выросли на церковном пении, на госпеле. Для них это все натурально и природно. А здесь, когда дело доходит до subdivisions, к тому, что происходит внутри доли – нет чувства этого потока времени. Я уже не говорю о более глубоких вещах, полиритмии и прочем. Все вокруг да около.

А.В.: И вы на занятиях Международной Джазовой Академии стараетесь все это объяснить, донести до студентов?

А.О.: Мы стараемся именно этим заниматься. И на занятиях с оркестром, и с вокалистами.  Я очень надеюсь, что те вещи, которые мы делаем, как-то повлияют на уровень джаза.
Тут еще очень важно, чтобы сами молодые музыканты понимали необходимость ритмического образования. Иногда сталкиваешься с такими ситуациями, что начинающий музыкант нигде, кроме как в киевских клубах, не играл, ничего этого не знает, в быстром темпе после одного квадрата вылетает, но уже считает, что он все знает и все умеет. Но есть и положительные примеры. Вот, допустим, Леша Боголюбов (Алексей Боголюбов, пианист, участник группы Solominband, студент V-го Интенсива МДА (27-30 сентября 2009) – прим. ред.) просто прозрел в прямом смысле слова. Он раскрылся, хотя раньше был немного зажат. Просто подошел ко мне и сказал: я, наконец, понял, посидел рядом с Райаном Коэном и понял, то вообще происходит, как нужно себя за роялем вести, что нужно ощущать, чтобы играть совершенно по-другому. Это очень приятно. Жаль только, что коротко все. Будущим летом мы хотим провести VI-й Интенсив в Коктебеле, и увеличить количество дней, чтобы больше времени уделить занятиям.

А.В.: А как, например, во фри-джазовой музыке?

А.О.: Фри-джазовая музыка – интересная штука, тут очень сложно определить, что есть что, там нет рамок, с одной стороны. А с другой… Как сказал мне один музыкант: ‘It’s very hard to figure out in the free-jazz what is good, what is bad’. У американцев есть понятие ‘in’ – в гармонии, и ‘out’ – вне гармонии. Стэнли Коуэлл (Stanley Cowell), с которым мы занимались по композиции и аранжировке, учил меня, как правильно уходить ‘out’ и возвращаться ‘in’. Есть определенные законы, по которым это делается, и их нужно придерживаться. Прежде всего, фри-джаз тоже должен быть ‘в груве’, все должно происходить в ритме, иначе это будет просто какофония. Там тоже есть свои законы развития, и об этом, я думаю, нужно писать и говорить, так же как о законах развития в классической музыке. Есть все те же самые приемы, которые используются и в джазе: имитации, полифония, развитие музыкальной фразы в том или ином направлении. Надо ориентироваться на великих фри-джазменов 60-х годов, того же Орнетта Коулмэна (Ornette Coleman), хотя бы, Сесила Тэйлора (Cecil Tailor), Арчи Шеппа (Archee Shepp)… Эрик Долфи (Eric Dolphy) один чего стоит. О нем практически не говорят, а это человек, который по развитию ушел просто в двадцать второй век. Для любителей этого направления я прежде всего посоветовал бы обратиться к Эрику Долфи и тому, что он делал. Вот это действительно фри-джаз.

А.В.: Такая интересная ситуация с фри-джазовыми концертами в столице. Во Львов приезжали Петер Брьотцман, Мэтс Густафссон и Кен Вандермарк., который, кстати, и в Запорожье недавно побывал со своим проектом. А как же Киев? Неужели никто не смог бы привезти, допустим, Орнетта Коулмена?

А.О.: Это обратная сторона музыки, там есть много ньюансов, и, я думаю, не так все просто. Почему европейские фри-музыканты не приезжают в Киев? Почему Орнетт Коулмен не приезжает? Потому что организаторы, скорее всего, просто не потянут его гонорар. А люди, которые эту музыку любят (любителей фри-музыки вообще немного), в свою очередь, не потянут билеты на концерт. Вот и все. Есть здесь важный момент: должна произойти в сознании у людей какая-то перемена. В Америке билет в джаз-клуб стоит долларов 40-50, а билет на дискотеку стоит 10 долларов. А у нас наоборот. И вот это надо менять, потому что это не нормально. Это особенности психологии, пережитки, возможно. Но я думаю, что все встанет на место, культура займет свою достойную нишу в обществе. По крайней мере, я сам наблюдаю определенный прогресс: я помню, с чего мы начинали и вижу то, что имеем сейчас.

А.В.: МДА исполняется 4 года и концерт 1 октября посвящен этому событию. Насколько вы довольны развитием проекта за это время? Сложилось ли все, что вы хотели сделать?

А.О.: Я доволен всем, что происходит, учитывая нашу ситуацию, здесь в Украине. И слава Богу, что это есть, и слава Богу, что это как-то развивается.

А.В.: Вы планируете двигаться в тех же направлениях, или, может быть, делать какие-то новые проекты помимо обучения и помимо концертной деятельности?

А.О.: Хотелось бы справиться с тем, что есть, и еще больше привести это в соответствие с тем, как я это представляю, как это происходит, например, в Нью-Йорке. Сделать так, чтобы здесь все было на таком же уровне.

А.В.: Расскажите немного о следующем проекте. Это будет фестиваль бразильской музыки?

А.О.: Да. Сейчас с посольством Бразилии мы хотим учредить новый ежегодный фестиваль. В этом декабре будет тур по Украине посвященный Антонио Карлосу Жобиму. “БРАЗИЛ БОССАНОВА ДЖАЗ ФЕСТ”. И приедет вокалистка Мауша Аднет, которая, кстати, сюда когда-то приезжала, барабанщик Дудука да Фонсека и пианист Хелио Альвес – вот такой бразильский коллектив. У нас будут концерты в четырех городах: в Днепропетровске, Симферополе, Ялте и, конечно же, в Киеве. Я очень люблю Жобима, это прекрасная музыка. И думаю, что все киевляне знают его, пусть и немного, но три-четыре композиции так точно. Мы хотим как-то показать весь спектр того, что написал композитор. А там очень много: от полусимфонических произведений  со струнной группой, до более «легких» песен.  Я думаю, что это будет воспринято очень живо, уже сейчас есть интерес к этому проекту. Это ближайшее, что будет. Что касается следующего года, то тут много идей, которые хотелось бы воплотить, но на которые остается все меньше и меньше времени…

А.В.: Будем надеяться, что все задуманное получится. Спасибо за разговор.


А.О.: Вам спасибо.

 

Фото предоставлены Аркадием Овруцким
Коментировать в нашем блоге (ЖЖ)
 

Тема с вариациями LIVE

Афиша

LAURA MARTI SHINE

25 апреля 2019 19:00
Киев Театр на Подолі

Подробнее

26-04-2019 LAURA MARTI SHINE

26 апреля 2019 19:00
Киев Театр на Подолі

Подробнее