вход

АвторизацияЗакрыть

Интернациональный человек Александр Христидис

25.07.2011

Интервью Галины Дергуновой с экс-киевлянином, джазовым барабанщиком Александром Христидисом.

(слева направо) Леонид Воронько, Александр Христидис, Владимир ХорунжийКогда по Киеву распространяется слух «приезжает Саша Христидис» – у его друзей и бывших коллег наступает радостное оживление. К сожалению, широкая музыкальная общественность немного знает об этом барабанщике. Он один из тех, кого принято называть «ветеранами киевского джаза»: именно в столице Украины проходило его творческое становление как музыканта. Приехав прошлым летом на пару дней из Афин, где Александр проживает постоянно, он рассказал Галине Дергуновой (преподавателю Школы джазового и эстрадного искусств, вдове украинского джазового пианиста и аранжировщика Евгения Дергунова, арт-директору фестиваля «Зимові Джазові Зустрічі») о том, что значил в его жизни «украинский период» и как складываются отношения музыканта с джазом на данный момент.
 

Галина  Дергунова: Саша,  перед тем как окончательно обосноваться в Греции Вы «покочевали» по разным странам…
Александр Христидис: Да, я такой «интернациональный» человек. Родился в югославском городе Нови-Сад, потом наша семья шесть лет жила в Праге, пока не переехала в Ташкент. Там мы пробыли недолго – уехали в Чирчик (это была территория Узбекской ССР). А в пятнадцать лет я переехал к маме в Киев – она там училась в Институте усовершенствования врачей. Ну, а с семьдесят восьмого я живу в Афинах.

Г.Д.:  А где же Вы начали заниматься музыкой?
А.Х.: Еще в Югославии. Моими первыми музыкальными увлечениями  были народные  песни, которые мне пела мама. А в пять лет я сам начал петь в детском хоре. В Праге  я  с родителями ходил в оперный театр, посещал разные музыкальные шоу, смотрел на уличные оркестры… В Ташкенте начал регулярно слушать радио, в основном танцевальную  музыку и поп-хиты. Когда мне было двенадцать, поступил в Чирчике в музыкальную школу по классу аккордеона. Наблюдая за игрой приезжих музыкантов и местных эстрадных коллективов, начал увлекаться игрой на барабанах. Это увлечение становилось таким сильным, что я дома мастерил самодельные палочки и, за неимением ударной установки, барабанил по стульям и прочей мебели. Позже играл в Чирчике в Доме культуры Химмаша.

Г.Д.:  Саша, когда у Вас появился интерес к джазу?
А.Х.: Где-то лет в четырнадцать. Знакомство с традиционным джазом началось с блюзов и спиричуэлсов, которые я слушал по радио. А 30-километровое  путешествие на ташкентскую подпольную пластиночную биржу сделало меня счастливым обладателем бесценных пластинок и укрепило интерес к джазовой музыке.

Г.Д.: Кто из музыкантов оказал на Вас наибольшее влияние?
А.Х.: «Украинский период» стал в этом отношении решающим. Буквально на второй день моего приезда в Киев я познакомился с удивительным человеком – Михаилом Мачулиным, или, как его все звали – дядей Мишей. Он обладал исключительной музыкальностью, безошибочным чувством классического свинга, великолепным вкусом. В его доме я впервые услышал записи Макса Роуча, Шелли Манна и многих других барабанщиков. С его сыном Виталием - Аликом - Мачулиным (сейчас он преподаватель по классу ударных инструментов в «Глиера») я и по сей день поддерживаю дружеские отношения.

(слева направо) Валерий Колесников, Владимир Молотков, Вячеслав Новиков, Александр Христидис в студии звукозаписи.

Г.Д.: Кого еще из музыкантов Вы можете назвать?
А.Х.: Ну, многих моих коллег и друзей.
Помню, как шестнадцатилетним участвовал в «литературных» джемах с Аркашей Гойхманом и Володей Молотковым, царствие ему небесное. Володя – особая значительная страница моей жизни; друг, влияние которого я ощущал и ощущаю до сих пор. С Володей мы играли в различных молодежных коллективах, часами слушали записи джазовой музыки, беседовали на эстетические темы. Его тонкий вкус развил у меня умение правильно оценивать различные  музыкальные стили и мастерство исполнителей. Хорошей школой традиционного джаза стали для меня два года игры в трио с Юрием Касаткиным. Ефим Марков – человек, с которым началась моя профессиональная джазовая карьера в составах Евгения Яценко и Владимира Симоненко. Со Славой Новиковым, который ввел меня в консерваторские круги, нас связывает творческая и личная дружба. Вместе со Славой, Володей Молотковым и Валерой Колесниковым мы записали первую в Украине джазовую долгоиграющая пластинку. Это была «В лирическом настроении» фирмы «Мелодия».
Наряду с Молотковым сильно повлиял на меня Володя Хорунжий – талантливейший музыкант, с которым мы тоже сотрудничали. Благодаря коллекционеру, барабанщику Лене Гольдштейну мы могли слушать и копировать настоящие пластинки «оттуда». Не могу не вспомнить Игоря Горбатюка – великолепного организатора, дипломата и знатока английского языка.
Среди мест можно назвать, например, кафе «Крещатик», где играл в то время самый лучший джазовый коллектив, и, кроме прочих – Витя Буздес. Дядя Миша играл в ресторане «Спорт». А как можно забыть наши джемы с Вадимом Ильиным, Борисом Людмером, Аликом Гулаком, Сергеем Пасхаловым, Ефимом Марковым и Владимиром Молотковым в кафе «Мрiя»?
Особо хочется вспомнить о прирожденном джазмене Сергее Вижляке: он ещё много может, дай ему Бог здоровья. Также очень рад, что государство по достоинству оценило талант Марка Резницкого, присвоив ему звание Народного артиста – ведь раньше для джазмена это было немыслимо. Помню его игру в оркестре «Днiпро» и в кафе «Мрiя». Женя Ерёменко – коллега по КПИ, Лёня Воронко по сотрудничеству в КИМО (Киевском Объединении Музыкальных Ансамблей) и в оркестре на конкурсе бальных танцев. Женя Дергунов – бэнд-лидер больших коллективов и аранжировщик высшего класса: он внес особую лепту в школу джазовой аранжировки и композиции. Я считаю этих людей своими первыми профессиональными джазовыми учителями.
К сожалению, всех не перечислишь. Я бы мог называть еще многих и многих, кто напоминает мне те творческие шестидесятые, воспитавшие в Киеве целую плеяду талантливейших музыкантов.

Г.Д.:  Как сложилась Ваша жизнь после переезда в Грецию?
А.Х.:  Там я получил профессиональное образование, окончив с отличием Афинскую консерваторию. Но для начала я решил найти работу. После шести месяцев изнурительных поисков устроился временно ударником в Национальный оперный театр, параллельно играл с разными греческими джазовыми музыкантами. Например, в авангардном трио Сакиса Паподимитриу в Салониках. Через три года я записал пластинку вместе с гитаристом  Димитрисом  Сафирелли (здесь мне, кстати, очень помог опыт работы с Молотковым).

слева направо: Александр Христидис (Alexander Christidis), Манос Лоутас (Manos Loutas), Антонис Ладопулос (Antonis Ladopoulos), Алекос Орфанос (Alekos Orfanos)Г.Д.: Можно ли утверждать, что джаза в тот период в Вашей жизни было не так уж много?
А.Х.: Как вам сказать… Параллельно с работой в Оперном театре я еще стал сотрудничать с афинским Госоркестром и радио. Благодаря этому смог приобрести опыт игры в разных жанрах. А кроме того посещать большинство репетиций таких джазовых звезд как Sun Ra, Арт Блэйки, Фредди Хаббард, Чик Кориа, Майлз  Дэвис, Оскар Питерсон, Макс Роуч, общаться с ними. 18-летнее сотрудничество с композитором Хадрикисом Маносом (получил «Оскар» за музыку к фильму «Never On Sunday»), работа с греческими композиторами-авангардистами… Все это дало мне возможность повысить уровень своей техники и расширить музыкальный кругозор. В восемьдесят четвертом я сыграл очень сложное соло, написанное Тауфом Кселакисом. Это повысило мой статус и востребованность на годы вперед. Хотя, в тоже время, несколько отдалило от джаза: а тогда я как раз начинал выступать в клубе Barakos Jazz Club, где собиралась местная джазовая тусовка.
 Потом был период работы литавристом в симфоническом оркестре Греческого радио и телевидения, сотрудничество с Государственным национальным театром (мы озвучивали гениальные древнегреческие драматические произведения). С труппой этого театра ми побывали на гастролях в Германии, Италии США, Бразилии, Китае, Японии, Австралии. Конечно, после спектаклей я совершал экскурсии по джазовым клубам! Сейчас я работаю ударником-регулятором – «principal percussionist» – в Государственном афинском симфоническом оркестре.

Г.Д.: Как на сегодняшний день у Вас складывается работа в джазовом направлении?
А.Х.: Когда у меня наконец-то появилась возможность уделить джазу больше времени,  я организовал  квартет из  перспективных молодых музыкантов, которые учились в ведущих школах Америки и Англии. К джаз-квартету присоединился струнный квартет, и группа получила название «Cammer-Ton» (у меня есть еще одна струнная группа – «Allegro String Band»).
С 2009 года я снова более активно обратился к джазу. Сейчас у меня в бэнде талантливая вокалистка Пенелопа Транитаки – она получила стипендию конкурса  Бенни Картера, проходившего  в Вашингтоне.  Пианист Ортанос Александер – ученик Чика Кориа.  Басист Лоутас Манос три года учился в Нью-Йорке. Саксофонист Ладополос Аутолис – ученик Джо Ловано. Кроме джазовой классики у нас в репертуаре есть пьесы авангардного направления, обработки хитов, синтез разных музыкальных стилей.

Г.Д.: Саша, есть ли у Вас какие-нибудь творческие планы в отношении Украины?
А.Х.: Конечно, я очень хочу опять посетить Украину, и в частности Киев, но уже с гастролями и мастер-классами. Хочется показать всем, что у меня много интересных творческих замыслов и проектов, что у меня не иссякает джазовый дух!         
 

Тема с вариациями LIVE

Афиша

Instrumental POP Jazz

20 марта 2019 20:00
Киев Музыкальное пространство МК

419-й концерт проекту "Тема з варіаціями. Live 3.0"

Подробнее

Proxy Report. Metro.Poly.10

27 марта 2019 20:00
Киев Музыкальное пространство МК

420-й концерт проекту "Тема з варіаціями. Live 3.0"

Подробнее